Архив автора:

Об авторе

Здравствуйте. Я Дарья Константинова, я практикующий психолог города Санкт-Петербурга. Я являюсь последователем экзистенциально-гуманистического направления. Также мне близки методы когнитивно-аффективной школы (работа с чувствами), процессуальной работы, юнгианского анализа. Буду рада оказать вам помощь и поддержку при решении трудных жизненных вопросов.

Психологическая проблема – взгляд психолога и клиента

/module/item/name

Как это обычно бывает в нашей повседневной практике? Психолог сидит в кабинете в одиночестве. Открывается дверь и входит клиент. Иногда прямо с порога, иногда по прошествии некоторого времени, он начинает рассказывать о своих бедах и трудностях, препонах и рогатках на его жизненном пути.

То, о чем он говорит – это проблема на языке клиента.

Мы внимательно его слушаем. В плавном или бурном течении его рассказа мы выискиваем что-то, что позволяет перевести сказанное им на наш язык, профессиональный язык психолога. И, в конце концов, мы формулируем для себя, в чем заключается проблема клиента.

То, к чему мы приходим – это проблема на языке психолога (консультанта, терапевта).

Этих языков на самом деле много, они зависят от принятых в разных психологических конфессиях систем понятий и вытекающих из них взглядов на психику человека и механизме ее взаимодействия с окружающим миром.

Мы хотим предложить вашему вниманию наш взгляд, основывающийся, главным образом, на двух концепциях:

1. Аффективно-когнитивного комплекса – Карла Густава Юнга;

2. Стресса (и дистресса) – Ганса Селье.

То, что на языке клиента будет называться просто проблема, на нашем будет звучать как дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс.

История вопроса

1. Комплекс

Джеймс Холлис в одной из своих работ («Душевные омуты: Возвращение к жизни после тяжелых потрясений») пишет: «Если бы Юнг умер до 1912 г. (именно тогда он сформулировал теорию архетипов и ввел понятие коллективного бессознательного), то все равно он стал бы знаменитым, так как открыл существование комплексов».

И далее – о самих комплексах: «Сам по себе комплекс – это энергетически заряженная психическая структура. Эмоциональный заряд этой структуры может быть положительным, отрицательным или смешанным в зависимости от его воздействия на нашу жизнь. Комплексы формируются в течение нашей индивидуальной истории. Мы не можем избежать их формирования, так как не можем избежать своей истории. По существу, происходит следующее: если с нами произошло какое-то событие, то его след будет сохраняться где-то в глубине нашей психики».

Комплексы в большей или меньшей степени, но всегда участвуют в нашей психической жизни. И при этом: «Обычно мы не осознаем внешнего отыгрывания своих комплексов, так как, активизируясь, они приобретают власть над сознанием».

2. Стресс

Ганс Селье определяет стресс как неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование (Ганс Селье, «Стресс без дистресса»). «Неспецифический» означает здесь то, что этот ответ не зависит от вида воздействия. Задача стресса – вернуть дееспособность организму в изменившихся условиях за счет мобилизации внутренних ресурсов (нейрофизиологических и биохимических). Один из наших знакомых, например, обнаружил себя на ветке дерева практически мгновенно после того, как услышал неподалеку рык медведя. Ветка находилась достаточно высоко, ствол дерева ниже ее был без веток и сучков. А наш знакомый даже не испачкал свою белую рубашку…

Трехфазная природа стресса (три его фазы: I – реакция тревоги, II – фаза компенсации и III – фаза декомпенсации или дистресс) дает указание на то, что способность организма к приспособлению, или адаптационная энергия, не беспредельна.


Рис. 1. Трехфазная природа стресса. По горизонтали – сила или длительность воздействия на организм. По вертикали – сила реакции организма.

В случае, когда мы имеем дело со стрессом психологического характера, нам видится более удачным несколько иное изображение третьей фазы:

Рис 2. Реакция психики на стресс.

Волнообразное изображение третьей фазы стресса отражает тот факт, что реакция психики на воздействие стрессового фактора в стадии дистресса становится неадекватным ситуации.

Итак, теперь, вооружившись этими полезными познаниями, мы можем перейти к рассмотрению дистрессового аффективно-когнитивного комплекса.

Что такое дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс?

Слово «стресс» пришло в английский язык из старофранцузского и средневекового английского и вначале произносилось как «дистресс». Первый слог постепенно исчез из-за «смазывания» или «проглатывания». Теперь слова эти имеют различное значение, несмотря на общность происхождения. «Стресс» в переводе с английского означает «давление, нажим», а «дистресс» — «страдание». Деятельность, связанная со стрессом, может быть приятной или неприятной. Дистресс неприятен всегда (Селье «Стресс без дистресса»).

Мы используем термин «дистрессовый комплекс» именно в этом смысле – как обозначение психологической проблемы, приносящей страдание. Проблемы такого рода имеют, по нашему мнению, общие для них механизмы возникновения, структуру и закономерности функционирования. Таким образом, понятие «дистрессовый комплекс» приобретает конкретный «физический» смысл.

1. Локализация

Человек идет, спокойно прогуливаясь по парку. Его путь пересекается с траекторией движения очаровательной маленькой болонки. Почему-то его шаг замедляется, в ногах появляется слабость, в груди ощущается холодок, а лоб покрывается испариной. Он сворачивает на другую тропинку и делает большой крюк, недовольно бормоча себе что-то под нос.

Откуда этот человек взял сведения о том, что пора пугаться? Ведь перед ним – безобидное создание, которое он мог бы раздавить по неосторожности носком ботинка. Проблема, очевидно, не в данной конкретной собаке. Тогда – где?

Остается предположить, что в памяти этого человека есть запись о некоем монстре, который чем-то напоминал эту болонку. Например, тоже был СОБАКОЙ (или кем-то другим, но что-то общее у него с болонкой было), только представлял реальную угрозу. Таким образом, то, чего человек в этой истории пугается, что он считает внешней проблемой, на самом деле — запись в памяти. Эта запись дремлет где-то в бессознательном и всплывает неожиданно, когда окружающая действительность подает какой-то сигнал (например – «СОБАКА», или «белое, которое лает», или «громкое курчавое» и т.д.). Причем, даже тогда эта запись не осознается, и человек начинает бояться безобидной болонки.

Данный случай – типичный пример дистрессовой реакции. Итак, первый шаг к пониманию сущности дистрессового комплекса заключается в принятии следующего утверждения: дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс – это запись в памяти.

2. Структура

Чем отличается дистрессовая запись в памяти от любой другой? Собственно, дистрессовая запись является таковой, если в цепочку образов и суждений вплетена эмоция, связанная с травматической ситуацией. Представьте себе моток ниток, в котором застряла, запуталась веточка. Попробуйте распутать такой моток, и вы получите картину того, что происходит с логикой в дистрессовом комплексе.

Нашему человеку, встретившему болонку, кажется, что он продолжает рассуждать логично, однако его логика спотыкается о застрявшую эмоцию и идет уже нелогичным путем. Вы можете попытаться его убедить, что болонки не представляют опасности для человеческой жизни (многие, в том числе и многие психологи, этим и занимаются). Он может даже из вежливости с вами согласиться. Но – страх останется. И каждый раз, когда он будет сталкиваться с собакой, его шаг будет замедляться, ноги будут слабеть, а лоб – покрываться испариной. Цепочка образов и суждений всплывает в памяти вместе с застрявшей эмоцией при восприятии сигналов, напоминающих о травматической ситуации.

Теперь мы можем принять еще одно утверждение: дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс – это клубок мыслей и чувств.

В зависимости от травматической ситуации, в дистрессовый клубок может вплетаться любая эмоция – страх, гнев, отвращение, печаль, стыд, смущение, вина, даже радость и интерес.

3. Формирование

Чтобы понять, как формируется дистрессовый клубок, продолжим исследование истории с болонкой. Что за событие произошло когда-то с человеком, теперь идущим по парку?

Страх собаки формируется практически всегда примерно одним и тем же путем – при наличии ситуации опасности, связанной с собакой (или с кем-то другим, чей образ чем-то напоминает собаку), и отсутствии возможности ее избежать или ей противостоять. Например, ребенок на велосипеде пытается удрать от собаки, сорвавшейся с привязи. Это ему почти удается, но на пути оказывается канава, в которую ребенок и падает. То есть, естественный способ отреагирования эмоции страха – бегство – прерывается. Прерванная эмоция никуда не уходит, она запечатлевается в памяти вместе с образом этой травматической ситуации и ее деталями (цвет, запахи, звуки и т.д.). Любая из этих деталей может в будущем стать сигналом к запусканию дистрессовой реакции, связанной со страхом собаки.

Итак, третье утверждение: дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс – результат прерывания процесса отреагирования эмоции (или другого – физиологического или психологического – процесса).

Через какое-то время человек забывает о травматической ситуации. Но при появлении сигнала, похожего на содержащиеся в дистрессовой записи, им начинает управлять дистрессовый комплекс.

4. Последствия

Что происходит, когда человеком начинает управлять дистрессовый комплекс?

В рассматриваемой нами ситуации человек видит не реальную маленькую симпатичную болонку. Какой-то сигнал, исходящий от болонки, заставляет его видеть ПУГАЮЩИЙ ОБЪЕКТ, образ которого содержится в дистрессовом клубке. Травматический опыт, связанный с этим образом, обманывает его, вызывает ощущение опасности. Им овладевает страх, вплетенный в дистрессовый клубок. То, как этот человек описал бы данную ситуацию, представляет собой так называемый стереотип восприятия.

Человек, о котором мы говорим, при виде болонки начинает вести себя неадекватно. Он изменяет траекторию своего движения, что было бы логично при встрече с реальной опасностью. Но обычная логика здесь не работает, так как вслед за страхом из дистрессового клубка поступает конкретная команда: «ПУГАЮЩИЙ ОБЪЕКТ надо обходить!» То есть, встречи с ПУГАЮЩИМ ОБЪЕКТОМ надо всячески избегать. Так говорит травматический опыт, поскольку когда-то это было единственно возможной стратегией разрешения в той давнишней реально опасной, но уже вытесненной из памяти ситуации. Опыт генерализуется, распространяется на все ситуации, связанные с сигналами, запускающими дистрессовую реакцию. Формируется дистрессовый стереотип поведения.

Наше четвертое утверждение, необходимое для понимания природы действия дистрессового комплекса, состоит в следующем: наличие дистрессового комплекса приводит к стереотипизации восприятия и поведения.

Тем самым дистрессовый комплекс лишает человека свободного внимания и свободного выбора и занимает место спонтанности и творчества. Человек уподобляется автомату, действующему по программе, запускаемой независимо от его воли при появлении определенных сигналов извне. Эти сигналы определяются содержанием дистрессовых записей в памяти. Таких дистрессовых записей может быть много, и тогда жизнь человека становится похожей на заезженную пластинку, где иголка каждый раз западает в одни и те же царапины.

***

Обобщая все сказанное выше, составим следующее определение: дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс – это запись в памяти, представляющая собой клубок из мыслей и чувств, являющаяся результатом прерывания процесса отреагирования эмоции (или другого –физиологического или психологического – процесса) и приводящая к стереотипизации восприятия и поведения.

Проиллюстрировать дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс в действии можно следующим образом:

Рис. 3. Реакция психики на стимул, активизирующий дистрессовый аффективно-когнитивный комплекс. Значение осей координат – те же, что и на рис.1 и 2.

При активизации дистрессового аффективно-когнитивного комплекса психика реагирует на раздражение сразу дистрессово, пропуская первые две фазы стрессовой реакции (Рис. 2), как будто ресурсы организма уже истощены. Мы отобразили это на рис. 3 смещением начала координат. На самом деле, с ресурсами у организма – все благополучно. И только наличие в памяти травматического опыта создает иллюзию беспомощности.

Теперь, когда мы представляем себе внутреннее устройство проблемы, становится возможным перейти к обсуждению того, что с этой проблемой делать. Само определение дистрессового аффективно-когнитивного комплекса дает нам подсказку: очевидно, что необходимо вытащить из дистрессового клубка застрявшую там эмоцию, чтобы вернуть свободу логике и выбору. Описанию шагов, направленных на достижение этого результата, мы посвятим дальнейшие работы.

 

Источник статьи 

 

Авторы

  • Дегтярев Андрей Анатольевич,
  • Дегтярева Светлана Петровна

Про Школу психотерапии

Главный курс, оказавший существенное влияние на моё личностное и профессиональное развитие (я называю это мастерской психотерапии):  2011 гг — 2014 гг

Методологическая база Школы осмыслена авторами программы в пространстве экзистенциального направления психотерапии.

___________________________________________________

Содержательное наполнение программы Школы представляет собой синтез
1) психоанализа К.Г. Юнга,
2) клиент-центрированной терапии К. Роджерса,
3) процессуальной терапии А. Минделла,
4) когнитивно-аффективной школы,
5) жизнеизменяющей психотерапии Дж. Бьюдженталя.

В результате данного синтеза образовался некий метод, который, на наш взгляд, уместнее всего назвать процессуальным анализом: мы исследуем глубинные психические процессы с помощью анализа процессов, происходящих во время нашего взаимодействия с клиентом или клиентами.

___________________________________________________

Программа Школы представляет собой три годичных цикла семинаров: «Работа с чувствами», «Работа с отношениями», «Работа со смыслами». Каждый цикл состоит из десяти двухдневных семинаров.

Теоретической основой Школы являются три концепции: 

1. Концепция контакта, как основы здорового взаимодействия человека с самим собой, другими людьми и окружающим миром. Восстановление способности клиента к полноценному контакту является конечной целью его работы с консультантом.
2. Концепция дистресса, как универсального механизма, лежащего в основе различных нарушений этого контакта, приводящих к тому, что воспринимается человеком, как психологические проблемы. Универсальность механизма функционирования дистресса делает возможным структурирование процесса работы с психологической проблемой.
3. Концепция универсальности механизмов отреагирования эмоций для всех высших млекопитающих (в том числе людей).

  • 2011 – 2012 гг.  “Работа с чувствами” — Школа Психологического Консультирования “Начало Пути”, Гильдия Психологов, Психотерапевтов и Тренеров им. профессора В.А.Ананьева, ведущие Дегтярев Андрей,  Дегтярева Светлана, Россия, Санкт-Петербург:

«Контакт. Теория и практика»
«Работа со страхами»
«Работа с агрессией»
«Работа с комплексом «Я недостаточно хорош»
«Работа с беспомощностью»
«Работа с горем»
«Работа с телесным симптомом»
«Работа с зависимостью»
«Процессуальная сказкотерапия»

  • 2012 г. “Работа с отношениями” — Школа Психологического Консультирования “Начало Пути”, Гильдия Психологов, Психотерапевтов и Тренеров им. профессора В.А.Ананьева, ведущие Дегтярев Андрей,  Дегтярева Светлана, Россия, Санкт-Петербург:

«Личность и система отношений»
«Отношения с деньгами»
«Бессознательное и система отношений»
«Сексуальные отношения»
«Отношения с детьми и подростками»
«Созависимые отношения»
«Семейные отношения»
«Отношения со здоровьем»

  • 2013-2014 гг. «Работа со смыслами» — Школа Психологического Консультирования “Начало Пути”, Гильдия Психологов, Психотерапевтов и Тренеров им. профессора В.А.Ананьева, ведущие Дегтярев Андрей,  Дегтярева Светлана, Россия, Санкт-Петербург:

    1. «Я и мир. Формы и способы бытия-в-мире»
    2.«Свобода и ответственность. Уровень общения»
    3. «Смысл и бессмысленность. Присутствие психотерапевта и альянс»
    4. «Сила и власть. Межличностное давление»
    5.»Одиночество и уникальность. Влияние на субъективное»
    6. «Любовь и вера. Достижение большей глубины»
    7. «Выбор и воля. Интрапсихические процессы»
    8. «Конечность. Завершенность. Смерть»
    9. «Трансцендентность. Психотерапия как духовная практика»
    10. Супервизорский семинар

 


о понимании и сонастройке

О понимании и сонастройке. Письмо

В этом письме я затрону две темы. 

Первая — почему легче писать, чем говорить лично. Почему этот формат меня привлекает.
Вторая — как трудно иногда бывает с людьми, которые находятся в противофазе какой-то (ты им про свое состояние, они тебе — про действие, которое ты должен совершить и про оценку твоей жизни, ты им про деньги — они про ценности и смыслы), вообщем, все-время разнобой какой-то получается. О важном, но про разное. О глубоком, но несвоевременно. И именно из-за этого случается больно.

о понимании и сонастройке

Отрывок первый. Не в моей власти. 

Мне легче писать о том, что я чувствую и думаю. Чем говорить об этом тебе лично.
Вообще писать легче.

А в разговоре с тобой я чувствую себя просто загнанной птицей. Бьюсь крыльями в стены, потолок, сердце выскакивает, глаза наливаются слезами и страхом.

А когда я пишу, никто не может меня прервать, усомниться в моей искренности, неправильно меня понять. Я пишу для себя. И мне не нужна реакция и оценка сказанного.

Я могу продолжать писать тебе и отправлять сообщением. Или писать тебе, но не отправлять. Это будет для меня одинаково важно, потому что мне важно то, как есть и выразить эту искренность, которая есть на данный момент внутри меня. Выразить, потому что так есть. Это моя правда. Правда про меня.

Дойдет до адресата или нет — это не всегда в моей власти. Не всегда в моей власти, даже если я делаю попытку и начинаю объяснять, начинаю стараться говорить на твоем языке — но я вижу, что это не проходит в тебя. Это, конечно, грустно, но то, чтобы ты меня понял и чтобы мои слова были восприняты именно так, какой смысл я им даю — это не всегда в моей власти. Иногда это просто невозможно. Когда мы находимся в противофазе, когда нет возможности сонастроиться. Ведь, чтобы это было возможно, нужно желание двоих.

Отрывок второй. Противофаза. 

Почему это случается? И как бы не тешить себя иллюзиями о том, что я могу сейчас быть услышанной тобой, правильно понятой и принятой.
Как не тешить себя иллюзиями? Ответ таится в самом вопросе. Посмотреть на реальность.

Я смотрю и я вижу.
Вижу, что когда я говорю тебе про свое состояние — ты мне говоришь о том, как я неправильно живу и что именно мне сейчас стоит делать. И я перестаю говорить, потому что чувствую, что в этом контакте происходит что-то не то. Я закрываюсь, потому что ты меня перебиваешь. Потому что то, как ты говоришь про мою жизнь, мне слышится насмешкой. Я останавливаю свой потом искренних чувств и у меня начинает болеть в груди.

Ты мне говоришь про что-то важное. Но совсем несвоевременно.
И именно эта несвоевременность приносит боль и ощущение непонятости. Мы находимся в противофазе.

О важном, но про разное. О глубоком, но несвоевременно. 
Для того, чтобы настроиться друг на друга, нужно время и желание. 
А еще тишина и внимание друг к другу. 

Я буду вкладывать себя, свое время, свою энергию в потенциальные для этого проекты и отношения. Объяснять тому, кто хочет понять. Рассказывать тому, кто способен понять.

И я буду признаваться себе в том, когда я нахожусь в иллюзии. 

В вопросе всегда половина ответа.
— Как не быть в иллюзии?
— Не быть в ней. Увидеть то, что есть.

Я перестаю биться птицей о стекло. 
Хочу летать и кружиться. 

© Дарья Константинова 06-01-2018

Разрешается частичное копирование материалов сайта при условии наличия активной ссылки на эту страницу, а так же указания автора и названия сайта www.darya.pro


Это содержимое защищено паролем. Для его просмотра введите, пожалуйста, пароль:


1460008192178985052

Кого я люблю? Тренинг про сценарии в отношениях

 

Как зарождаются сценарии будущих отношений в раннем детстве. 

Психотерапевтический тренинг для женщин.

⏳За основу берем параллель «отношения с папой» — «отношения с мужчинами».

ДЛЯ КОГО ЭТОТ ТРЕНИНГ

Я приглашаю Вас к исследованию,

📈 Если вы несчастливы в личной жизни.
📈 Если вы влюбляетесь в тех мужчин, с которыми трудно построить счастливую благополучную семью.
📈 Если вы запретили себе любить, потому что боитесь довериться своим чувствам («будет больно»)
📈 Если вы пережили несколько витков одного и того же сценария в отношениях и вам он не нравится
📈 Если вы не доверяете мужчинам
📈 Если вы в поиске и не хотите наступить на грабли
📈 Если вы хотите знать своего внутреннего «дракона», заставляющего вас жить запертой в один сценарий
📈 Если хотите прописать шаги для работы с психологом для себя на перспективу для корректировки этого сценария,

Если что-то из перечисленного — про Вас, то Вам показан этот психотерапевтической тренинг. И консультации, и личная психотерапия тоже. Не отказывайте себе в помощи. Выделите время и деньги для помощи себе в решении этих проблем. Конечно, специалист — не волшебник, но при вашей совместной работе, возможно, произойдет настоящее волшебство.
Обязательно (!) произойдут положительные изменения.

Предупреждение.
Возможно, на этом тренинге поднимется большой объем психического материала, который потребует дальнейшей проработки — вам будет рекомендована индивидуальная психотерапия.
РЕЗУЛЬТАТ

🎳 Большее осознание и видение индивидуальной карты психики,
проживание этой встречи в доверительном кругу,

оказывается терапевтичным и помогает произойти изменениям на уровне чувств.

🎳 В этом и заключается мастерство психотерапевта: построить работу таким образом, чтобы запустить глубокие изменения в бессознательном каждого участника. Так, чтобы лёд многолетней мерзлоты тронулся. Так, чтобы земной шар повернулся и показал свою новую сторону.

🎳 Тогда уже другие люди начнут эмоционально трогать. И начнётся виток нового сценария, быть может, более счастливого!

🎳 Может быть, Вам уже пора переходить на другой уровень?

ФОРМАТ НАШЕЙ РАБОТЫ:

☎ Формат работы и контакты:

Тренинг состоит из двух встреч:
1) воскресенье с 17-30 до 22-30 часов,
2) + поддерживающая встреча (через неделю в воскресенье с 17-30 до 20-30 часов)

Стоимость: 3000 рублей
Количество участников: 5 человек
Забронировать место участника можно по предоплате.
Оставить заявку на участие можно здесь: https://goo.gl/forms/0Oreu24iuAORISpI3

Ваша Дарья Константинова

Все мужчины в жизни женщины — это попытка найти связь со своим внутренним мужчиной.
В свою очередь внутренний мужчина формируется под влиянием отношений с папой, хотим мы того или нет: присутствует он в жизни дочери или нет, мужественный он или нет, любящий и заботящийся или жесткий и критикующий.

Архетип мужчины — вместилище в психике девочки — заполняется не всегда «здоровым» образом отца, и, как следствие, мужчины.
Именно поэтому появляется влечение к «не очень здоровым» мужчинам во взрослом возрасте.

Поэтому столь важно работать с архетипом «раненого отца» и «раненого мужчины» в психике, находить взаимосвязи,
и сеять, и интегрировать новый опыт.

Но невероятно важным остается работать с аффектами и яркими чувствами, чтобы стало возможным их отпустить — отпустить неблагополучные несчастливые сценарии.

Дарья Константинова


И опять про слияние в отношениях. Признаки.

Слияние — соединение с другим. В слиянии можно раствориться и потерять себя. В слиянии отлично удаётся «прятаться» от своей жизни, от своих проблем, тревог, свернуть со своего пути. Поставить свою жизнь на паузу.

Чаще всего слияние случается у любовных партнёров (у влюбленных, у мужа и жены, парня и девушки, у мамы с ребёнком, у подруг, у взрослых дочерей и их матерей, у взрослых сыновей и их мам).

сепарация слияние в отношениях

Слияние — это не близость.

Близость возможна между двумя разными людьми. На стыке их различий, на стыке их границ — происходит ВСТРЕЧА.

В слиянии же — границы одного стираются, двое становятся как бы ОДНИМ ЦЕЛЫМ.

Давайте рассмотрим признаки, по которым можно определить, что вы находитесь в слиянии и вам это уже «надоело» (или Вашему партнёру уже там тесно).

Итак, это сладкое залипание. Залипание друг на друге. Уход от реальности. Строительство собственного мирка, собственного космоса, одного на двоих. Со своими очень тонкими оттенками и гранями взаимодействия и передачи друг другу посланий, чувств, эмоций, обмен.

В отношениях слияния в целом  безопасно, тихо, абсолютно нет тревоги. Как-будто мы кенгурята и мы за пазухой у мамы-кенгуру – вот так мы чувствуем себя в слиянии. Хорошоо!

Но не всё бывает гладко. Слияние, со своим блаженным покоем и миром, незаметно превращается из заботливой мамской сумки-запазухи в удушающее болото, которое начинает засасывать, лишая возможности пошевелиться и вздохнуть.

Сам не замечая, человек оказывается в болоте.

Но как почувствовать, что отношения Вас уже душат, и Вы находитесь в разрушающем для Вас слиянии: 

  1. «ЗАТЁРТОСТЬ ЧУВСТВ И ОЩУЩЕНИЙ»

Вы не можете идентифицировать своё самочувствие и свои чувства по отношению к партнёру (вы не чувствуете любви).  Непонятен набор чувств, непонятный набор эмоций, среди которых можно едва-едва выделить раздражение.

Вы неосознанно «покалываете» своего партнёра (агрессия выпускается, минуя ваше сознание).

  1. Итак, отдельно выделю пункт «РАЗДРАЖЕНИЕ» НА ПАРТНЁРА. Это бессознательное отталкивание партнёра и желание завоевать больше личного пространства.
  2. Вы не чувствуете своих ЖЕЛАНИЙ.
  3. И, как результат, Вы замечаете, что отдалены ОТ СВОЕГО ПУТИ, мало творите, не пишите, не придумываете. Отмечаете какое-то затишье вашей активности, затишье в области вашей самореализации, в области вашего творчества. ЭТО ЯРКИЙ ПРИЗНАК СЛИЯНИЯ С ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ.
  4. ФИЗИЧЕСКИ ТЕСНО. Вам хочется простора, вам хочется больше воздуха, вам физически не хватает личной территории – отдельной комнаты, отдельной квартиры, отдельного рабочего места, офиса или Вам не хочется идти домой.
  5. Вам неприятно постоянное наблюдение за вами Вашего партнёра. Как будто за вами следят и контролируют Вас!

 

Если темы про  «залипание», «любовную зависимость», слияние Вам знакомы не понаслышке, если из описания Вы узнаёте свой портрет, то Вам необходимо поработать с психологом на темы внутреннего ребенка, созависимости, сепарации, границ.

 

Будьте счастливы в отношениях.

С теплотой, Дарья Константинова

 

 


Про предновогодние хлопоты, Новый год и подарки

Новогоднее настроение пришло ко мне 31 декабря. Тогда, когда мне подарили мой первый Новогодний подарок: красиво упакованный, с приятными сюрпризами внутри.

Я даже пожалела, что я сама так хорошо не подготовилась к этому празднику и не уделила должного времени и внимания выбору подарков для моих близких и просто приятных людей в моем окружении. Мне позже подсказали очень классную вещь: подарки можно дарить в течение всех новогодних праздников и в старый новый год! «Вот, здорово, — подумала я, — у меня будет время, ведь осталось дело за малым, когда новогоднее настроение уже появилось!». Так был положительно решен вопрос моего новогоднего настроения и подарков-сюрпризов.

Моя подруга, с которой мы праздновали этот праздник рассказала про свою «политику» относительно Нового года: «впереди целые каникулы и у меня будет достаточно времени, чтобы все приготовить, чтобы все прибрать». Она человек рабочий, и вечеров в будни и полдня 31 числа ну просто не хватает для приятных предновогодних хлопот.
А почему бы и нет!

В этом году я рушу все новогодние стереотипы: и подарки не успела приобрести, и салаты не совсем наготове, и тортик не украшен.

Зато вот с такими приобретениями: я могу делать так, чтобы мне, именно мне было комфортно. Ведь этот ПРАЗДНИК — ДЛЯ МЕНЯ, а не наоборот — я для праздника.
И меня радует, что не одна я «такая неидеальная». В этот момент мой внутренний нарцисс облегченно вздыхает: «ну отлично, раз кто-то себе может это позволить делать (и не делать), значит, могу и я! Я ИМЕЮ ПРАВО!»

И новогоднее настроение появилось!
С новым годом, друзья! С новым счастьем!

    

Гришковец и Бигуди — Настроение Улучшилось

 

Гришковец и Бигуди — Я хороший


Почему люди «любят» болеть? И про манипулирование близкими

«Вторичных выгод» от болезней может быть множество. Из самых ранних, детских можно перечислить по пунктам, вспомните сами и улыбнитесь сами себе:

— можно в садик не идти и не расставаться с мамой (когда я болею)

— мама с папой перестают ругаться, сплочаются (когда я болею)

— я чувствую что мама меня любит (когда я болею)

— мне покупают вкусности (когда я болею)

— можно «легально» прогулять контрольную в школе (когда я болею).

Грустно, когда у ребёнка есть только такой способ удовлетворить свою важную потребность.

Совсем тяжело, когда таким способом начинают злоупотреблять взрослые со своими близкими (с маленькими детьми, с супругами, со взрослыми детьми), пытаясь таким образом

— достичь желаемого

— получить в свою сторону жалость, внимание

— получить благодарность

— почувствовать любовь

— получить подтверждение своей значимости

Очень тяжело жить маленькому ребенку со страхом, что он сделает что-то не так и его маме от этого плохо станет.

Очень трудно супругу реализовывать свои желания, если его вторая половинка так бранится, что угрожает и пугает сердечным приступом.

Тяжко выросшим детям проявлять любовь и внимание к своим возрастным родителям только из чувства страха  и из чувства вины.

Но, к сожалению, такое происходит так часто, что трудно и представить.

 

Манипулируют дети, или взрослые (но которые внутри как дети) оттого, что они не верят, что их можно любить просто так. Они не знают других способов, как удовлетворить свое желание. Они в чем-то так бессильны, что готовы использовать это грозное орудие – «делай как я хочу или я умру…» (вариаций множество и все они сводятся к угрозам и намекам на «саморазрушение»).

 

Как же перестать манипулировать таким образом?

  1. Для начала хорошо бы честно в себе об этом признаться: «Да, я так манипулирую».
  2. Признаться себе в том, что именно и от кого я хочу получить, манипулируя таким образом? (Внимание от сына, любовь и признание от дочери, спокойствие «если сын будет делать так и так, мне будет спокойнее» и т.д.)
  3. Подумать о том, как это можно получить прямым образом. Я уверена, что этот вариант будет намного  интереснее, чем вариант манипулирования близкими. Почему? Потому что у вас появляется возможность создать настоящий контакт. Который основан на взаимоуважении, взаимосвободе, на настоящем интересе и принятии.
  4. А также… подумать о том, что будет если вы не получите желаемое? Может быть. Вы не умрёте от этого? И Вы можете другому дать свободу быть собой… А сами Вы свою потерю переживёте… А потом… может быть, это Вас сподвигнет на какие-то подвиги и перемены в жизни? Искать новых людей, заводить знакомства и создавать близкие отношения, заниматься любимым делом… Чтобы быть счастливым, без манипуляций и драм…

Учиться этому легче в сопровождении психолога.

 

Как же выйти из-под влияния манипулятора, ведь его очень жалко и страшно за него. А еще страшнее потом остаться с чувством вины…

  1. Разозлиться! Разозлиться на того, кто вами манипулирует.
  2. Почувствовать, как вас лишают свободы, нажимая на самые болезненные кнопки-чувства: жалости, страха, чувства вины.
  3. Отсоединяться от манипулятора. Передавать ему ответственность за его жизнь и его здоровье.
  4. Посмотреть на манипулятора как на ребенка, который не знает больше способов привлечь к себе внимания. Давать любви и ласки столько, сколько Вы можете дать. Конечно, если она есть. Если не чувствуете любовь – тогда сначала отпустите всю злость, которая у Вас накопилась за эти годы. Это прожить и освободиться от этих чувств Вам обязательно поможет хороший психолог.

О чем хочет сказать нам наша болезнь

Здравствуйте, дорогие коллеги и читатели сайта.

Так получилось, что формулировка темы сегодняшнего круглого стола отражает одну из больших тем в психологии и психотерапии, на которой я специализируюсь. С удовольствием поделюсь своими размышлениями и наработками.

А в первую очередь я хочу предложить текст из беседы с Ириной Зингерман «Разговор по телу», которую вел Алексей Ваэнра, этот случай наглядно демонстрирует шаги работы с телесным симптомом и показывает всю глубину и эффективность этого подхода:
________________________________________________

Пойманный медведь

Не так давно у меня была очень интересная работа с клиенткой, у которой было многолетнее заболевание дерматитом. Это раздражение на коже, которое считается практически не излечимым полностью, и много-много лет люди живут с этим очень тяжелым состоянием, смягчая его только гормональными мазями.

У женщины постоянно возникали трещины на руках и местах сгибов суставов: руки невозможно мочить, в теле после купания не проходящая боль, все время хочется расчесывать ранки и надо себя от этого удерживать, чтобы не стало хуже. И вот с каким напряжением человек жил много лет!

Мы начали работать с телесным симптомом и позволили себе сделать то, что он нам предлагал: начать расчесывать… Конечно же, расчесывали не руку. Мы взяли для этого подушку. Подушка после этого зашивалась: она просто полетела в клочья. Сколько там было силы и мощи — в этом желании расчесать!

Когда женщина вошла в раж, она почувствовала себя огромным медведем, который попал в яму в лесу, и он был в бешенстве потому, что не мог вылезти из нее. Мы отзеркалили эту силу на ее жизнь. Что выясняется? Действительно, у этой женщины всегда была огромная сила, которую она давно в себе ощущала. Она знала о ней, но, имея определенные отношения с мужем, предпочитала ее не показывать и не проявить в семье. И она ее удерживала на протяжении многих лет семейной жизни. Это сила была похожа на джина в бутылке. Что обычно пытается сделать джин? Конечно же, вырваться!

Причины и следствия

Кстати, заболевание появилось через несколько лет после замужества, когда родился ребенок: возникла необходимость свою силу в себе подавлять и прятать для спокойствия и сохранения семьи. А выходила замуж она не по любви: так сложилось. На момент нашей встречи она удерживала себя в подобном состоянии уже больше пятнадцати лет, пряча в себе потенциал этого мощного медведя.

Когда женщина это поняла, то сделала следующий шаг: вошла в образ медведя, приняла его в себе, стала этой силой и выползла из ямы. Сделав это, она объединилась с природой, почувствовала себя медведицей, лесом, тайгой. Она ощутила единение с природой, и ее прежняя ярость превратилась в абсолютно другую мощь. Женщина почувствовала себя духом леса, а затем и душой всей планеты и пела очень красивую песню про себя сущностную…

Через две недели телесный симптом стал намного менее заметным, почти прошел. Она пришла такая счастливая: — Ира, все хорошо, нет дерматита, ты — волшебница.

А через полтора месяца вернулась с тем же самым. Я спросила:

— А что произошло?

— Ну как… Я стала другой, и муж сказал, что он со мной разведется, «такая» я ему не нужна. Ему со мной не комфортно.

После этого разговора с мужем у женщины опять появился дерматит. А через полгода она сделала свой выбор. Выбор к себе настоящей, к себе сущностной. Сейчас у нее совершенно другая жизнь. Я не говорю, что это путь каждого человека, но моя клиентка, будучи на данный момент разведенной женщиной, говорит, что живется ей намного легче и счастливее. И ей не надо прятать руки под столом во время разговора, так как они абсолютно здоровы.

________________________________________________

 

Итак, вы прочитали описание случая процессуальной работы с телесным симптомом. Основоположник этого подхода Альфред Минделл.  Я считаю процессуальный подход самым  глубоким подходом к толкованию причин (основ) телесных симптомов. И самым эффективным в разрешении внутриличностных зашифрованных конфликтов.

Вы не представляете, как ярко, энергично и пронзительно бывает, когда на наших тренингах мы знакомимся с телесными симптомами, входим в их шкуру, перевоплощаемся. И вот, клиент, который пришел в беспомощности и бессилии понять свою болезнь, полностью разотождествлённый со своим телом, разворачивается в сторону своей болезни, смотрит на нёё и говорит: «я хочу тебя понять. Я пока не понимаю то важное послание, которое ты мне несёшь, но я очень хочу научиться его понимать». И теперь перед собой я вижу рисунки, подробные рассказы о телесных симптомах: как они поют, какое движение они совершают, какой они формы и цвета, температуры, как они доставляют дискомфорт «своей жертве» — за счет какой силы, какого умения, какие совершая движения. Кого мы только ни открывали на наших тренингах: и «Застывшего Ангела», и «Воина», и «Медузу Горгону», и «Шокера», и «Журавля», и «Крыло». И каждый телесный симптом, настолько непонятный ранее, поведал нам свою важную историю. Этот сигнал тела, казавшийся «зашифрованным иероглифом» раскрыл свои карты. Когда человек, ранее мучавшийся и сетовавший на свою нелегкую долю – начинает слышать и понимать самого себя – это чудо.

Поэтому работа по исследованию и расшифровыванию телесных симптомов – одна из самых интересных для меня в моей профессии. Та энергия, та мощь, которая много лет была заточена внутри тела – выходит наружу.

После этой встречи с главным посланием телесного симптома человек уходит домой с явным пониманием конфликта, который был скрыт от него самого. Также мы успеваем поисследовать, откуда он родом, этот конфликт, и истории из жизни, как жемчужные бусины, похожие одна на одну, начинают вспыхивать яркими картинками.

Также важно поработать с этой корневой, основополагающей историей, переписать ее, приобрети новый опыт. Тогда и понятно станет, как действовать в настоящей жизни.

Таким образом, шаги работы с телесным симптомом:

  1. Понять услышать важное послание, которые пытается нам передать симптом (сигнал)
  2. Интегрировать ресурс, силу, которой обладает этот телесный симптом
  3. Понять, где в жизни этой силы не хватило, выбрать самую яркую и раннюю историю
  4. Переписать эту историю. Использовать при этом открытую и присвоенную силу симптома.

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ. ПРИЗНАКИ, ПРОФИЛАКТИКА И ЛЕЧЕНИЕ. РАБОТА С ЛЮБОВЬЮ И ТВОРЧЕСКИЙ РОСТ

 

выгорание

Основные тезисы статьи: 

  • профессиональное выгорание ведёт к профнепригодности.
  • профессиональное выгорание — это состояние, когда моё человеческое отказывается работать, отказывается включаться и помогать мне в моей работе. Когда я становлюсь только инструментом, но когда я пропадаю как человек, как личность.
  • профессиональное выгорание  — защитный механизм психики.
  • важно понять причины, вследствие чего  произошло профессиональное выгорание.
  • к профессиональному выгоранию ведут  переутомление,  нелюбимая опустошающая работа.
  • в качестве профилактики и лечения профессионального выгорания для психолога очень показаны личная психотерапия, участие в профессиональных сообществах, супервизии, внимательность к себе и следование за своим интересом, постоянная корректировка своего профессионального курса, развитие и раскрытие своих талантов, интегрирование с другими профессиями и присутствующая и наполняющая личная жизнь.
  • творить, работать по любви, быть включенным в работу и ощущать, что ты на своём месте — это счастье

 

ЧТО ТАКОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ?

Состояние, в котором психолог не пригоден для работы (временно или безвременно).

А что означает — быть не пригодным к работе человеку, призванному помогать? Это означает быть не включённым, а «выключенным», не эмпатичным, а озлобленным, не чувствительным к клиенту, а сосредоточенным на себе, не отзывчивым, а упрямым в своей правоте. Ранить — вместо того, чтобы лечить.

 

КАК ПРОЯВЛЯЕТ СЕБЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ?

Нет сил и энергии работать, нет вдохновения и творчества в работе, усталость, безрадостность, ощущение рутины, безэмоциональность.

Если я как психолог замечаю в себе, что я не рад видеть моего клиента, я не способен его поддержать, не способен его понять, встать на его сторону, он меня раздражает, у меня поднимаются какие-то сложные чувства, скорее всего это говорит о профессиональном выгорании. Можно сказать, что это его первая фаза. Первая стадия.

Вторая стадия. Я сосредоточен на себе. Я на своей волне. Не хватает свободного внимания, чтобы видеть клиента, чтобы понимать его, чтобы наблюдать за ним и отзываться на малейшие его проявления. Я легко раздаю советы, эмоционально не включаясь. Я не чувствую клиента, а значит, я могу увести его в сторону,  могу его ранить, а не вылечить.

К сожалению, я замечаю, что на этой стадии находятся многие мои опытные коллеги, которые уже давно утратили искру, которые не проходят свою личную терапию и супервизии. Но об этом чуть ниже, где я пишу о методах профилактики профессионального выгорания и важности профгигиены.

Вторая и третья стадия — они о том, когда я вообще ничего не чувствую. «Что воля, что не воля — все-равно». Я не испытываю никаких эмоций со своим клиентом. Никаких эмоций. Бесчувственность. Тишина. Апатия. Депрессия.  Работа — это рутина. Встречаюсь с людьми — будто договора подписываю — подпись, печать, подпись, печать, надоело…  Когда я хочу сделать эту работу, потому что за нее платят деньги, но я не хочу встречаться с клиентом, делать эту работу, нет вдохновения.

Профессиональное выгорание — это состояние, когда моё человеческое отказывается работать, отказывается включаться и помогать мне в моей работе. Когда я становлюсь только инструментом, но когда я пропадаю как человек, как личность.

ПРОФИЛАКТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

Первое. Психогигиена. Крайне важно подобрать для себя оптимальный график работы, количество рабочих часов.

Когда мы работаем сверх наших сил, будь то физический труд на огороде или умственная работа в офисе, требующая концентрации внимания работа с цифрами или работа с людьми, конечно, мы выгорим, наступит переутомление и в конечном счете отвращение к работе.

Второе. Еще важнее правильно выбрать для себя «целевую аудиторию» в работе, найти «своё направление», «свою нишу». Это тоже про знание своих личных особенностей, про меру своих сил. Если я знаю, что работа с зависимыми людьми невыносима, трудна для меня, сверхэмоциональна, разрушительна — очевидно, что центр реабилитации алко-наркозависимых  — это не моё место для работы. Или меня изъедает жалость, если ко мне на прием приходят бедные старушки — стоит честно себе признаться, что службы социальной помощи — не мой вариант.

Но, может быть, я с удовольствием работаю с беременными? Мне интересно это направление, я с готовностью работаю с темами потерь, выкидышей, абортов, с тревогами и страхами перед родами, с психологическим бесплодием? В этой работе не затрагивается моё глубоко-личное — непроработанное и не задевает меня… Или я с радостью работаю с  детьми, подростками, веду группы и тренинги?

А что вы любите?

Эмоциональное выгорание следует рассматривать как защитный механизм психики. И важно понять причины, вследствие чего оно произошло. Это или переутомление, когда мы берем больше, чем позволяют наши внутренние ресурсы, или нелюбимая опустошающая работа. 

Третье правило профилактики эмоционального выгорания для психологов и для работников всех профессий, работающих с людьми   — это личная психотерапия. Почему это так важно?

В общении волей неволей затрагиваются все наши болезненные крючочки:  конфликты на работе  и «вредные» клиенты»,  действия или поведение клиентов, которые лично вас очень задевают, трогают.

Такой вариант есть еще: клиент приходит с такой проблемой, в которой я и сам еще «пробуксовываю», у меня самого это слепая зона. Или приходит с такой болью, которую я и сам ношу в себе.

Личная психотерапия помогает мне как человеку становиться чище, прозрачнее, спокойнее. Значит, в своей работе я буду более устойчив, я буду меньше мешать своему клиенту, я буду рядом. То есть я буду и эффективным и для клиента, и для себя: работа не будет разрушать меня.

 

Четвертое. Супервизии и общение с коллегами, нахождение в общем поле, где можно обсуждать затруднительные моменты в работе, делиться опытом. Это крайне важно для профессиональной самооценки (и, как следствие, профессиональной идентичности). Когда возникает ощущение, что ты не один, ты делаешь всё правильно, это придаёт веры в себя и силы. Когда можно получить поддержку от коллег и посмотреть с разных сторон на свою проблему, то эта проблема перестает быть проблемой.

 

Пятое.  Профессиональный рост и развитие. Работа должна быть интересна. Когда мы в ней сами развиваемся, когда мы находим в ней что-то лично для себя, тогда выгореть на такой  работе невозможно, только если не злоупотреблять режимом сна и отдыха.

 

Например, сначала мне была очень интересна перинатальная психология. Я работаю с беременными, веду курсы по подготовке к родам, затем открываю две школы для будущих мам и пап в двух городах, сотрудничаю с акушерами-гинекологами, неонатологами. Творю. Интересно. Всей душой я в этой теме, в этой работе.

Затем мой интерес переходит глубже, в психотерапию. И мне становится интересно работать с внутренним рабёнком, с насилием, с травмами. Энергия моего интереса настолько велика, что работа с людьми в разрезе этих тем меня увлекает и вдохновляет, делает счастливой. Я открываю годичные терапевтические группы, я сотрудничаю с коллегами. Я пишу статьи, я придумываю авторские тренинги. Я творю.

Проходит и это время. И меня увлекает за собой тема нарциссизма… Затем — новый виток экзистенциализма и философии.

Я внимательна к себе, иду за интересом. Причем то пройденное остаётся со мной в виде профессионального багажа. Это те темы, в которых я сильна и работать мне в них легко и интересно.

Я знаю многих моих коллег, которые интегрировали психологию с другими профессиями: с  писательством, с педагогикой, с медициной, с журналистиком. Кто-то из них пишет книги, другие же стали обучать психологов и супервизировать, третьи ведут свои видео-блоги и передачи, четвертые организовывают социальные проекты.

Пятое правило звучит так: 

Не терять интереса к своей работе. Углубляться, углубляться, углубляться. Идти за своим интересом. Развиваться. Делать свою работу только по любви.

Шестое. Включенность в свою личную жизнь.

Работа психолога (как и любая работа с людьми) —  интересная, живая, искренняя. В ней есть всё: настоящие отношения, настоящие чувства: даже страсти и любовь. И у людей, не имеющих своей личной жизни, есть великий соблазн разместить всего себя на работе. Таким образом, работа и будет жизнью. А решать конфликты с родными, создавать семью, вроде как и не за чем. Да и на работе всё понятно, предсказуемо, конкретно: я главный, от меня зависят другие люди, правила придумываю я. Таки образом, работа может стать вариантом безопасной жизни. Но это ловушка, это иллюзия полноты жизни, и обязательно наступает такой момент, когда ты чувствуешь, что пора встретиться со своими личными страхами, трудностями, болью. И расти, и начать (а, точнее, продолжить) свой путь.

Таким образом, развиваться, тогда и клиенты будут приходить новые, более развитые, уже с новыми проблемами. И это будет для нас всегда интересно. Ведь клиент — это наше зеркало. Меняемся мы — меняется и отражение.

Когда личная жизнь психолога насыщенна и наполненна, он энергичен и дома, и на работе. Переключая вид деятельности, он попеременно восполняет свои жизненные ресурсы, что безусловно влияет на качество жизни и эффективность работы.

 

ЛЕЧЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

Обратить внимание на первые признаки профессионального выгорания.

Второе — выявить причину.

Третье — позаботиться о себе и найти возможности исключить причину и свести ее к минимуму.

И вновь… ТВОРИТЬ В СВОЁМ ЛЮБИМОМ ДЕЛЕ И БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ

 

Автор Дарья Константинова
www.darya.pro