ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ. ПРИЗНАКИ, ПРОФИЛАКТИКА И ЛЕЧЕНИЕ. РАБОТА С ЛЮБОВЬЮ И ТВОРЧЕСКИЙ РОСТ


 

выгорание

Основные тезисы статьи: 

  • профессиональное выгорание ведёт к профнепригодности.
  • профессиональное выгорание — это состояние, когда моё человеческое отказывается работать, отказывается включаться и помогать мне в моей работе. Когда я становлюсь только инструментом, но когда я пропадаю как человек, как личность.
  • профессиональное выгорание  — защитный механизм психики.
  • важно понять причины, вследствие чего  произошло профессиональное выгорание.
  • к профессиональному выгоранию ведут  переутомление,  нелюбимая опустошающая работа.
  • в качестве профилактики и лечения профессионального выгорания для психолога очень показаны личная психотерапия, участие в профессиональных сообществах, супервизии, внимательность к себе и следование за своим интересом, постоянная корректировка своего профессионального курса, развитие и раскрытие своих талантов, интегрирование с другими профессиями и присутствующая и наполняющая личная жизнь.
  • творить, работать по любви, быть включенным в работу и ощущать, что ты на своём месте — это счастье

 

ЧТО ТАКОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ?

Состояние, в котором психолог не пригоден для работы (временно или безвременно).

А что означает — быть не пригодным к работе человеку, призванному помогать? Это означает быть не включённым, а «выключенным», не эмпатичным, а озлобленным, не чувствительным к клиенту, а сосредоточенным на себе, не отзывчивым, а упрямым в своей правоте. Ранить — вместо того, чтобы лечить.

 

КАК ПРОЯВЛЯЕТ СЕБЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ?

Нет сил и энергии работать, нет вдохновения и творчества в работе, усталость, безрадостность, ощущение рутины, безэмоциональность.

Если я как психолог замечаю в себе, что я не рад видеть моего клиента, я не способен его поддержать, не способен его понять, встать на его сторону, он меня раздражает, у меня поднимаются какие-то сложные чувства, скорее всего это говорит о профессиональном выгорании. Можно сказать, что это его первая фаза. Первая стадия.

Вторая стадия. Я сосредоточен на себе. Я на своей волне. Не хватает свободного внимания, чтобы видеть клиента, чтобы понимать его, чтобы наблюдать за ним и отзываться на малейшие его проявления. Я легко раздаю советы, эмоционально не включаясь. Я не чувствую клиента, а значит, я могу увести его в сторону,  могу его ранить, а не вылечить.

К сожалению, я замечаю, что на этой стадии находятся многие мои опытные коллеги, которые уже давно утратили искру, которые не проходят свою личную терапию и супервизии. Но об этом чуть ниже, где я пишу о методах профилактики профессионального выгорания и важности профгигиены.

Вторая и третья стадия — они о том, когда я вообще ничего не чувствую. «Что воля, что не воля — все-равно». Я не испытываю никаких эмоций со своим клиентом. Никаких эмоций. Бесчувственность. Тишина. Апатия. Депрессия.  Работа — это рутина. Встречаюсь с людьми — будто договора подписываю — подпись, печать, подпись, печать, надоело…  Когда я хочу сделать эту работу, потому что за нее платят деньги, но я не хочу встречаться с клиентом, делать эту работу, нет вдохновения.

Профессиональное выгорание — это состояние, когда моё человеческое отказывается работать, отказывается включаться и помогать мне в моей работе. Когда я становлюсь только инструментом, но когда я пропадаю как человек, как личность.

ПРОФИЛАКТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

Первое. Психогигиена. Крайне важно подобрать для себя оптимальный график работы, количество рабочих часов.

Когда мы работаем сверх наших сил, будь то физический труд на огороде или умственная работа в офисе, требующая концентрации внимания работа с цифрами или работа с людьми, конечно, мы выгорим, наступит переутомление и в конечном счете отвращение к работе.

Второе. Еще важнее правильно выбрать для себя «целевую аудиторию» в работе, найти «своё направление», «свою нишу». Это тоже про знание своих личных особенностей, про меру своих сил. Если я знаю, что работа с зависимыми людьми невыносима, трудна для меня, сверхэмоциональна, разрушительна — очевидно, что центр реабилитации алко-наркозависимых  — это не моё место для работы. Или меня изъедает жалость, если ко мне на прием приходят бедные старушки — стоит честно себе признаться, что службы социальной помощи — не мой вариант.

Но, может быть, я с удовольствием работаю с беременными? Мне интересно это направление, я с готовностью работаю с темами потерь, выкидышей, абортов, с тревогами и страхами перед родами, с психологическим бесплодием? В этой работе не затрагивается моё глубоко-личное — непроработанное и не задевает меня… Или я с радостью работаю с  детьми, подростками, веду группы и тренинги?

А что вы любите?

Эмоциональное выгорание следует рассматривать как защитный механизм психики. И важно понять причины, вследствие чего оно произошло. Это или переутомление, когда мы берем больше, чем позволяют наши внутренние ресурсы, или нелюбимая опустошающая работа. 

Третье правило профилактики эмоционального выгорания для психологов и для работников всех профессий, работающих с людьми   — это личная психотерапия. Почему это так важно?

В общении волей неволей затрагиваются все наши болезненные крючочки:  конфликты на работе  и «вредные» клиенты»,  действия или поведение клиентов, которые лично вас очень задевают, трогают.

Такой вариант есть еще: клиент приходит с такой проблемой, в которой я и сам еще «пробуксовываю», у меня самого это слепая зона. Или приходит с такой болью, которую я и сам ношу в себе.

Личная психотерапия помогает мне как человеку становиться чище, прозрачнее, спокойнее. Значит, в своей работе я буду более устойчив, я буду меньше мешать своему клиенту, я буду рядом. То есть я буду и эффективным и для клиента, и для себя: работа не будет разрушать меня.

 

Четвертое. Супервизии и общение с коллегами, нахождение в общем поле, где можно обсуждать затруднительные моменты в работе, делиться опытом. Это крайне важно для профессиональной самооценки (и, как следствие, профессиональной идентичности). Когда возникает ощущение, что ты не один, ты делаешь всё правильно, это придаёт веры в себя и силы. Когда можно получить поддержку от коллег и посмотреть с разных сторон на свою проблему, то эта проблема перестает быть проблемой.

 

Пятое.  Профессиональный рост и развитие. Работа должна быть интересна. Когда мы в ней сами развиваемся, когда мы находим в ней что-то лично для себя, тогда выгореть на такой  работе невозможно, только если не злоупотреблять режимом сна и отдыха.

 

Например, сначала мне была очень интересна перинатальная психология. Я работаю с беременными, веду курсы по подготовке к родам, затем открываю две школы для будущих мам и пап в двух городах, сотрудничаю с акушерами-гинекологами, неонатологами. Творю. Интересно. Всей душой я в этой теме, в этой работе.

Затем мой интерес переходит глубже, в психотерапию. И мне становится интересно работать с внутренним рабёнком, с насилием, с травмами. Энергия моего интереса настолько велика, что работа с людьми в разрезе этих тем меня увлекает и вдохновляет, делает счастливой. Я открываю годичные терапевтические группы, я сотрудничаю с коллегами. Я пишу статьи, я придумываю авторские тренинги. Я творю.

Проходит и это время. И меня увлекает за собой тема нарциссизма… Затем — новый виток экзистенциализма и философии.

Я внимательна к себе, иду за интересом. Причем то пройденное остаётся со мной в виде профессионального багажа. Это те темы, в которых я сильна и работать мне в них легко и интересно.

Я знаю многих моих коллег, которые интегрировали психологию с другими профессиями: с  писательством, с педагогикой, с медициной, с журналистиком. Кто-то из них пишет книги, другие же стали обучать психологов и супервизировать, третьи ведут свои видео-блоги и передачи, четвертые организовывают социальные проекты.

Пятое правило звучит так: 

Не терять интереса к своей работе. Углубляться, углубляться, углубляться. Идти за своим интересом. Развиваться. Делать свою работу только по любви.

Шестое. Включенность в свою личную жизнь.

Работа психолога (как и любая работа с людьми) —  интересная, живая, искренняя. В ней есть всё: настоящие отношения, настоящие чувства: даже страсти и любовь. И у людей, не имеющих своей личной жизни, есть великий соблазн разместить всего себя на работе. Таким образом, работа и будет жизнью. А решать конфликты с родными, создавать семью, вроде как и не за чем. Да и на работе всё понятно, предсказуемо, конкретно: я главный, от меня зависят другие люди, правила придумываю я. Таки образом, работа может стать вариантом безопасной жизни. Но это ловушка, это иллюзия полноты жизни, и обязательно наступает такой момент, когда ты чувствуешь, что пора встретиться со своими личными страхами, трудностями, болью. И расти, и начать (а, точнее, продолжить) свой путь.

Таким образом, развиваться, тогда и клиенты будут приходить новые, более развитые, уже с новыми проблемами. И это будет для нас всегда интересно. Ведь клиент — это наше зеркало. Меняемся мы — меняется и отражение.

Когда личная жизнь психолога насыщенна и наполненна, он энергичен и дома, и на работе. Переключая вид деятельности, он попеременно восполняет свои жизненные ресурсы, что безусловно влияет на качество жизни и эффективность работы.

 

ЛЕЧЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

Обратить внимание на первые признаки профессионального выгорания.

Второе — выявить причину.

Третье — позаботиться о себе и найти возможности исключить причину и свести ее к минимуму.

И вновь… ТВОРИТЬ В СВОЁМ ЛЮБИМОМ ДЕЛЕ И БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ

 

Автор Дарья Константинова
www.darya.pro


Автор статьи: Дарья Константинова, Darya.pro
выгорание