Архив метки: насилие

ГОРДЫНЯ. НЕЛЬЗЯ БЫТЬ СЛАБЫМ

ГОРДЫНЯ
НЕЛЬЗЯ БЫТЬ СЛАБЫМ

Гордыня — это очень коварное чувство,
Под предлогом защиты нас от унижения, она лишает нас многих радостей жизни…

Она создаёт множество неразумным склеек. Вот что она шепчет (я учусь узнавать голос гордыни в себе):

«Если я признаюсь в своих чувствах — я унижен»
«Если я покажу свою слабость — я унижен
«Если я люблю, а меня не любят — это унижение»
«Если я куплю себе дешёвый автомобиль — я не буду этому радоваться, а буду стыдиться, ведь у друзей машины более высокого класса. А лучше вообще автомобиль не покупать, чем дешёвый! Не нужен!»
«Попросить помощи у кого-то: ни в коем случае! Нельзя ни в чем нуждаться!!!»
«Признаться, что я чего-то не знаю, что я что-то не читала (известное!), нельзя! Лучше соврать и сказать, что конечно знаю, конечно, читала!»
«Нельзя признаваться в том, что я что-то не смог, что я сомневаюсь в своих силах, запрашивать поддержку. Опять — меня увидят слабым, это недопустимо! Опасно! Унижение!»

Гордыня стоит рядом с ядовитым стыдом и страхом разоблачения.
Поэтому маску нужно одеть потяжелее да постатуснее и защититься лучше всего властью и положением:

«Что ты себе позволяешь, смертный!»
«Как ты мог усомниться в моей божественной чистоте?»
«Казнить»
«Да кто ты такой, я с тобой разговаривать не буду!»

Гордыня мешает настоящей близости, больно бъет по щекам «провинившегося»:
«Я тебя не прощу за это»
«После этого ты мне не друг»
«Я теперь тебе никогда не смогу доверять»
«Я не буду ни о чем просить. Во-первых, если откажут, это будет унижение.
Во-вторых, если помогут, то я потом должен испытывать чувство благодарности, а это про близость с другим человеком, мне страшно, бежать-бежать-бежать»

Гордыня не признаёт победы и таланты других людей, не хвалит, не видит сильные стороны других людей и их достоинства. Старается не увидеть, обесценивает.

Ведь опять внутри сидит ядовитая склейка:
«Если он красив, то что? Я менее красив? Нет, такого быть не может!»
«Если другой написал так красиво, так складно… Нет! Уничтожить и забыть! Это мне напоминает про мои несовершенства в писательстве»

Гордыня — это воспаленное чувство собственной значимости, собственного достоинства. Значит, в опыте есть нарушение этих границ, унижение, насилие (психологическое, физическое)

Гордыня лечится нежностью и принятием.

Гордыня, ядовитый стыд пропитывает нарциссически устроенных личностей. С этим жить непросто. Я рекомендую статью Ирины Млодик на эту тему чтобы лучше понимать себя или близких, страдающих гордыней, нарциссизмом. Но лучше — в себе это замечать и рассматривать. Это безумно интересно и одно осознание этого в своей жизни меняет её.

Я ещё подробнее напишу статью об этом, а пока наблюдаю за собой — в каких ситуациях и как она выстреливает. А выскакивает она порой в неожиданных местах так, что сразу не понятно, что это она, гордыня фоном отравляет и мешает жить и радоваться, мешает полноценному контакту, отделяет от мира и своих побед.

И прошу вашей помощи, друзья и читатели моей странички:

— а что вам шепчет голос вашей гордыни?
— в чем мешает вам гордыня?
— чего вас лишает?

________________________________
ИЗ ОБСУЖДЕНИЙ:

 

1) Александра пишет:
— мой диалог с мамой. Мама: — мне не дали зарплату!
Я: так пойди скажи, напомни, начальник просто заработался, забыл… Возьми напомни!
Мама: да почему я должна кому-то что-то напоминать??!!»
Я: ну тогда сиди без денег»
В итоге мама обижена на начальство и чуть ли не на весь мир.
Это тоже гордыня?

Мой ответ:
— Александра, даа)))
Склейка «если я попрошу своё — я унижусь»
Хотя просить своё, требовать, напоминать — это наше право и неправ тот, кто не даёт зарплату в срок. Мою зарплату! Он нарушает договорённость, я злюсь и сейчас я пойду и предъявлю ему своё недовольство. Потребую объяснений и новых договоренностей о том, когда конкретно будет МОЯ зарплата, в какой день и время.

Спасибо тебе за ещё одну нездоровую склейку,
Она разоблачена)

2) Юлия пишет:
— Раньше не думала, что гордыня = нарциссизм
спасибо за описание! как всегда познавательно

Мой ответ:
— Юлия, я сама не думала, что они как-то связаны,
А как начала исследовать одно, а потом другое — очень связаны. Скорее, гордыня ( равно нет опоры на себя, зависть, обесценивание других, ненависть к другим ) — как защитная реакция при нарциссизме

3) Виктория пишет:
— Дарья, добрый вечер! Интересны Ваши мысли на тему «гордыня и чувство превосходства»?.. какую Вы видите связь между ними (если есть)? Оба как защита? Или сформировавшаяся позиция, которая просто в какой-то жизненный период показалась максимально пригодной для того, чтобы держаться и выживать? Или что-то ещё?

Мой ответ:
— Виктория, добрый вечер! Спасибо за ваши вопросы. Попробую порассуждать.
Гордыня — как нападение, защищает от «унижения».
Чувство превосходства — как один из признаков гордыни.
И то, и другое — защищают от боли, от уязвимости.
Чувство превосходства — один из признаков нарциссизма, соответственно со всеми остальными чертами этой структуры личности. Статью на эту тему я прикрепила.

А для работы с этим чувством — нужно искать:
1) узнать получше эту субличность, имеющую «чувство превосходства». Что она и почему критикует? По отношению к кому она занимает эту позицию превосходства? Какими словами критикует?
2) исследовать, кто её критиковал такими же словами раньше, перед тем, как она одела на себя » маску превосходства » , кто обесценивал, стыдил, сравнивал с кем-то.
Для кого она держит эту «маску» «идеального человека»
3) работа с чувствами к обидчику , критику.
По большей части, получается, что это работа с насилием.

4) Анна пишет:
— Мне гордыня мешает свободно идти на контакт, т.е. выражается в принципах например : больше не скажу о своих чувствах, потому что отвергнут…

Мой ответ:
— Анна, спасибо! Принципы, да! А какие ещё могут быть принципы, что приходит на память — про свои принципы или принципы других людей?

_____________________________________
и еще две цитаты уважаемых мной авторов:

*** Мы всегда обладаем только частью знания, хотя можем искренне полагать, что понимаем себя целиком и полностью. По сути, нет большего безрассудства, чем такое проявление гордыни.

«Грёзы об Эдеме. В поисках доброго волшебника» Д.Холлис

*** Мы должны изучить, какие черты или качества окружающих вызывают у нас отторжение или зависть, и признать наличие этих качеств у себя. Так мы сможем перестать завидовать другим и злиться на них за то, чего не сделали сами.

Д. Холлис


«Жизнь не всегда справедлива»

«Жизнь не всегда справедлива»

Парадоксальным образом тот, кто оказался жертвой, вместо того чтобы защищаться и отстаивать свое право, порой чувствует вину и стыд – оттого что был не на высоте и с ним плохо обошлись. Поэтому несправедливость всегда необходимо назвать словами, с ней нужно работать. А если хранить это страдание в себе, для нашей души оно со временем станет по-настоящему разрушительным.

Почему мы страдаем. 

Проявления несправедливости жестоко напоминают нам, что недостаточно всегда вести себя хорошо и правильно, чтобы жизнь была к нам справедлива. Три причины могут вызвать это острое чувство. Во-первых, неприятие лишений: западная культура ставит во главу угла личное гедонистическое счастье, и, когда наши желания не исполняются, мы воспринимаем это как личную обиду. Во-вторых, мы страдаем из-за того, что действительно несправедливо: мы чувствуем горькую беспомощность, не понимая смысла испытания. (Почему внезапно ушел из жизни дорогой мне человек? Почему меня уволили, ведь я столько вложил в эту работу?) Наконец, наша собственная (невольная) несправедливость в отношении других, близких или незнакомцев, может причинить нам боль. В этом случае страдают наши идеалы и нравственные ценности – а потому плохо и нам.

Как это принять. 

Прежде всего, заменив слово «принять» на «осознать». Затем спросив себя: действительно ли несправедливо то, что мы ощущаем как несправедливость? Не стремимся ли мы с помощью этого чувства избавить себя от ответственности? Потерять близкого человека действительно очень больно и несправедливо. Никакой психолог не сократит время нашего горя и гнева, зато он способен помочь, если душевная боль невыносима. В случае иной несправедливости, в жизни или в отношениях, спросим себя: «Что я могу сделать справедливого, того, что считаю хорошим?» Это позволит не замкнуться в своей горечи или желании мести. Но главное – прежде всего определить те эмоции, что пробудила в нас несправедливость. Мы часто упускаем из виду тот урон, который она наносит нашему самоуважению. Парадоксальным образом тот, кто оказался жертвой, вместо того чтобы защищаться и отстаивать свое право, порой чувствует вину и стыд – оттого что был не на высоте и с ним плохо обошлись. Поэтому несправедливость всегда необходимо назвать словами, с ней нужно работать. А если хранить это страдание в себе, для нашей души оно со временем станет по-настоящему разрушительным. 

Патрис Гурье (Patrice Gourrier), священник и психолог
Ольга Сульчинская PSYCHOLOGIES №72 стр. 144

Работа с насилием — терапевтическая группа в Санкт-Петербурге

Видов насилия очень много.
Даже когда человек является свидетелем насилия, видит его со стороны, он уже становится жертвой насилия.
Эмоциональное насилие трудно распознать, но легко почувствовать – пострадавший одновременно испытывает боль, обиду, запертую злость, беспомощность, ужасающее чувство страха…
Экономическое насилие…
Физическое насилие…
Насилие над детьми… а мы с вами все были когда-то детьми…
Сексуальное насилие… (вид домогательства, выражаемый в форме как навязанных сексуальных прикосновений, сексуального унижения, так и принуждения к сексу и совершения сексуальных действий)

К сожаление, в наших домах зачастую распространено домашнее насилие, сочетающее в себе эмоциональное и экономическое насилие — критика, унижение, угрозы, грубость, издевательства, оскорбление словом, давление, манипулирование на чувстве страха, долга, вины, жалости и любое другое поведение, вызывающее отрицательную эмоциональную реакцию и душевную боль, тотальный контроль семейного бюджета. Эмоциональные оскорбления, в отличие от физического насилия, идентифицировать гораздо труднее. Они, хотя и не оставляют синяков на теле, могут быть намного разрушительнее и вкупе с другого рода воздействиями, в том числе физическими, сильнее травмируют психику.

Этого в нашей жизни было больше, чем нам кажется. Только прислушайтесь к своим чувствам.

Человеку, пострадавшему от насилия (давно или недавно, от насилия в любой его форме), рассказать о случившемся, обратиться за помощью, мешают чувства непереносимого стыда и вины.

Поэтому наша группа выполняет две функции:
функции группы поддержки и функции терапевтической группы (проработка психологических травм)

Мы будем работать со всеми этими чувствами, которые мешают благополучно жить:
чувство вины (а ведь вы не виноваты в том, что с вами случилось, потому что никто не имеет право причинять вам вред),
стыда (а ведь это не вы поступили плохо, а с вами),
отвращения к обидчику и к себе, беспомощностью, страхом, обидой, запертой агрессией.

Целью психотерапии на начальных этапах является освобождение от тяжелых чувств, отмщение обидчику (отреагирование чувств и создание антинарратива), восстановление целостности, работа с системой ценностей ценностей (возможности доверять миру, уважение к себе, разрешение защищать себя).

В РЕЗУЛЬТАТЕ РАБОТЫ МЫ РАССЧИТЫВАЕМ, ЧТО:

— у участников уменьшатся чувства стыда, вины, бессилия за ситуации, которые им пришлось пережить,
— укрепится чувство собственной значимости;
— сформируются новые поведенческие паттерны;
— участники научатся лучше взаимодействовать с окружающими людьми;

Научными исследованиями доказано, что психотерапия травмы оказывает благоприятное влияние на психическое и физическое здоровье, как в краткосрочном, так и в долгосрочном наблюдениях.


Где начинается инцест?

Основные идеи

  • Опасная атмосфера: чрезмерная близость, смешение ролей членов семьи не дают ребенку ощутить себя «отдельным» человеком – позже он не сможет строить ясные отношения с другими людьми.
  • Неуместная эротизация: излишняя чувственность, «соблазнение» в отношениях родителя и ребенка нарушают развитие его сексуальности.
  • Губительные жесты: ребенок страдает, если взгляды или руки взрослых чересчур долго задерживаются на его теле или он становится свидетелем интимной жизни родителей.

Сегодня об этом уже открыто говорят в криминальной хронике. Однако инцест – это не только прямое сексуальное насилие, предупреждают наши эксперты. Анализ особых семейных ситуаций, которые становятся для ребенка не менее разрушительными.

«Иногда отец заходил в ванную, когда я была под душем… И мне, конечно, было неприятно, что он на меня смотрел… Но не надо преувеличивать – он же меня не насиловал!» Свидетельства такого рода нередко приходится слышать психоаналитикам и психотерапевтам. И им известно, насколько важно отнестись к этим словам с максимальным вниманием – ведь промолчать в ответ означало бы невольно согласиться: инцест возникает лишь там, где происходит физический акт насилия. И тем самым поддержать отчаянное, но неисполнимое желание их пациента отогнать, отмести от себя мучительное чувство: «Нет, в моей семье не было инцеста!» Но тогда откуда такое страдание?

Разобраться в его истинных причинах тем более необходимо, что сегодня инцестом принято считать лишь сексуальные отношения между отцом и дочерью или ситуацию, когда родители в буквальном смысле сексуально стимулируют ребенка. На самом деле все намного сложнее: инцест не начинается с генитального контакта точно так же, как и не ограничивается отношениями между дочерью и отцом. И происходит намного чаще, чем мы предполагаем.

Участники событий

О чем же говорят специалисты? Нам стоит помнить, что, во-первых, виновными в создании инцестных отношений становятся не только отцы, но также и матери, дяди, дедушки, отчимы, няни или друзья семьи. Во-вторых – что подобные отношения между братом и сестрой наносят обоим такой вред, размеры которого посторонним даже трудно предположить. В-третьих – что инцест не обязательно гетеросексуален, он также может носить гомосексуальный характер (мать–дочь, отец–сын). И наконец, он может касаться не только больших, но и совсем маленьких детей – младше пяти лет, а иногда и младенцев. Сами инцестные действия также бывают очень разными. Так, если самые откровенные из них направлены непосредственно на половые органы или анус ребенка, то в других могут быть использованы и иные части его тела, его кожа или даже зрение и слух – когда ребенок становится свидетелем того, что происходит в родительской спальне, его переживания и эмоции превращают его в невольного «партнера» взрослых сексуальных игр.

Психотерапевты подчеркивают: родственники, виновные в инцесте, чаще всего совершают действия, не связанные с прямым генитальным насилием, поскольку при этом тело ребенка внешне остается невредимым, без тех «отметин», которые могут стать уликами. Хотя и на психике ребенка, и на его физическом самоощущении такие эпизоды всегда оставляют неизгладимые следы.

Наши эксперты

  • Галина Гусева, детский психоаналитик
  • Маргарита Нестеренко, психоаналитик
  • Альбина Локтионова, детский психотерапевт

Атмосфера табу

Но дело не ограничивается и этим длинным перечнем губительных для ребенка поступков взрослых, так как наряду с инцестом, запрет на который должен быть безусловным, существует и то, что психоаналитики называют «атмосферой инцеста». То есть все те особенности поведения взрослых – жесты, позы, взгляды, – которые вызывают у ребенка или подростка чувства мучительной неловкости и тревоги, причину которых он не может по-настоящему определить. Наши эксперты подчеркивают: не придавать такой ситуации значения было бы серьезной ошибкой – для ребенка она в высшей степени разрушительна. Ведь неопределенность положения лишает его четких ориентиров, тем самым делая его страдание всепроникающим, «безграничным». Ребенок, а позднее подросток не сможет четко сказать: «Мне сделали это» – и тем самым справедливо признать, что он оказался жертвой. Более того: если он решится протестовать, взрослый всегда сможет возмутиться: «Да что ты выдумываешь!» Или даже обвинить свою жертву: «У тебя самого с головой не все в порядке!»

Таким образом, атмосфера инцеста всегда оказывается тайной, накрепко запертой «ловушкой», раскрыть которую непросто даже в процессе психотерапии. Но все-таки это возможно, говорят наши эксперты. И перечисляют ряд характерных признаков, которые позволяют определить такие опасные ситуации.

Эротизация отношений

Первый из них – это эротическая окраска отношений между родителями и детьми, отсутствие в них целомудрия. Такие отношения несут в себе немалую долю сексуальности – при том, что ни взрослые, ни дети этого могут и не осознавать.

ИНЦЕСТ ПРОИСХОДИТ ГОРАЗДО ЧАЩЕ, ЧЕМ МНОГИЕ ПРЕДПОЛАГАЮТ. И ВОЗМОЖЕН НЕ ТОЛЬКО В ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ ОТЦОМ И ДОЧЕРЬЮ.

Подобная ситуация может возникнуть из-за того, что в семье, где рос один из родителей, также не был установлен ясный запрет на инцест. Такой взрослый знает, что ребенок не может быть для него сексуальным объектом, но бессознательно этого не принимает. Например, отец, чье отношение к дочери носит вполне двусмысленный характер: взгляды, в которых сквозит желание, поцелуи, которые «невзначай» могут соскользнуть со щеки к губам, руки, которые медлят в отеческой ласке… Или же мать, которая кокетничает перед своим сыном-подростком, примеряя в его присутствии платья и явно стараясь вызвать его восхищение, которого ей не хватает во взглядах других.

Другой пример: опытных психотерапевтов порой посещает сомнение, когда на приеме они выслушивают рассказ о частых «дружеских потасовках» между отцом и сыном. «Они чуть ли не каждый день катаются в обнимку по ковру – для них это любимое развлечение!» Такие бессловесные схватки, бесспорно, не случайная игра, но единственная форма отношений, которые поддерживают оба их участника. И здесь у специалиста возникает вопрос: каких эмоций – возможно, испытанных когда-то в юности – неосознанно ищет отец в этих состязаниях, которые для ребенка по-своему всегда эротичны? Об этом говорят все взрослые пациенты, когда делятся с психотерапевтом подобными воспоминаниями. Инцестная атмосфера возникает и в тех семьях, где родители не умеют и (порой бессознательно) не хотят отпускать от себя детей – во взрослую, самостоятельную жизнь. Ведь важнейшая цель воспитания любого ребенка состоит в том, чтобы помочь ему подготовиться к расставанию с родительской семьей и создать собственную: «Когда ты вырастешь, ты больше не будешь жить с нами. У тебя будет жена (или муж), свой дом, работа…» Осуществить этот план не всегда бывает просто: чтобы покинуть свою семью – то есть выйти из нее «вовне», в окружающий мир, – необходимо, чтобы ребенку этот мир не представлялся чем-то пугающим и для него опасным. И чтобы у него не было ощущения, что он, выходя «вовне», тем самым разрушает то, что осталось «внутри», – своих родителей. В этом смысле отцы и матери, для которых их дети служат своего рода «компенсацией», восполнением того, чего недостает в их жизни, делают процесс расставания особенно трудным.

Отсутствие границ

Чтобы повзрослеть и благополучно отделиться от семьи, ребенку также необходима возможность распоряжаться самим собой. То есть ощущать себя «отдельным», отделенным от других человеком, который ясно чувствует границы своего – как физического, так и психического – пространства, имеет свои мысли и желания («Я так думаю, я так хочу») и уверен, что близкие признают и уважают его как личность.

Хотя психотерапевты с сожалением подтверждают: такая возможность есть не у всех детей. Действительно, некоторые семьи существуют не как союз самостоятельных личностей, которые живут вместе и получают от этого удовольствие, но как некая бесформенная масса, в которой все слиты со всеми, где каждый является не отдельной личностью, но неопределенной частью общего пространства.

Такую «неотделенность», объясняют специалисты, можно заметить на нескольких уровнях. Например, на уровне тела – как в той семье из четырех человек, где в ванной всегда висело лишь два полотенца: одно «для верха» (верхней части тела всех членов семьи – и родителей, и детей), другое «для низа» – тоже для всего семейства. Причем надо подчеркнуть, что недостатка в финансах или предметах гигиены в той семье не было…

РЕБЕНОК ОЩУЩАЕТ ТРЕВОГУ И МУЧИТЕЛЬНУЮ НЕЛОВКОСТЬ, ПРИЧИНУ КОТОРЫХ ОН САМ НЕ МОЖЕТ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ОПРЕДЕЛИТЬ. СЕМЬЯ ГДЕ НАЧИНАЕТСЯ ИНЦЕСТ?

Другой пример – уровень интимности: это те семьи, где не принято закрывать двери туалета или ванной комнаты, где каждый всегда и у всех на виду. Такое постоянное вторжение чужого взгляда нарушает физическое пространство взрослеющего ребенка и мешает ему выстраивать собственное «Я». Особо опасно то, что ребенок всегда воспринимает такую ситуацию как соответствующую желанию его родителей: «Если они не закрывают дверей, значит, испытывают удовольствие от того, что глядят на меня. И от того, что я гляжу на них».

Еще один уровень – контроля: когда родители настойчиво желают знать о своем ребенке буквально все. Они не позволяют ему никакой «своей» жизни, подслушивают его разговоры, читают почту, sms… Они стремятся «овладеть» ребенком – во всех смыслах этого слова – настолько, что, если тот им не «говорит все», это приравнивается ко лжи.

Наконец, «неотделенность» детской и взрослой сексуальности может проявляться и в словах, например, если взрослый посвящает ребенка в подробности своей интимной жизни. А также в уже упомянутых действиях – когда ребенок может слышать или наблюдать сексуальные отношения родителей. И эта ситуация для него безусловно губительна: интерес заставляет подсматривать за тем, что происходит, – и в нем поселяется мучительное чувство вины. И главное, увиденное нередко становится для него источником возбуждения, он мастурбирует – и становится, пусть на расстоянии, сексуальным «партнером» своих родителей.

Когда провоцирует ребенок

Зигмунд Фрейд подчеркивал, что ребенок всегда неосознанно стремится к тому, чтобы придать определенный эротический оттенок своим отношениям со взрослыми. Так, некоторые дети отказываются мыться самостоятельно (хотя и умеют это делать), потому что воспринимают материнскую помощь как особый род удовольствия. Другие бесконечно обнимаются или же требуют поцелуев и ласк, демонстрируя матери то, как они «страдают» от недостатка ее любви. В этом стремлении к эротизации отношений нет ничего патологического: ребенок хочет быть «всем» для взрослого и получать от него, как и от всего, что его окружает, как можно больше удовольствия. Такое поведение является частью его нормального развития. Важно знать, что детская сексуальность всегда говорит на языке нежности, взрослая – прежде всего на языке страсти. Если вместо нежности ребенку навязывают любовь, к которой он не готов, или буквально топят его в чрезмерных чувствах, ребенок перестает чувствовать себя счастливым и теряет способность любить.

«Неотделенность» полов

Возникновению в семье инцестной атмосферы может способствовать отсутствие и других – символических – границ. Например, между разными поколениями: когда ребенок видит, что бабушка соперничает и бесконечно спорит с матерью из-за его воспитания; что отец заигрывает с подружками сына-подростка и т. п. Другой пример: место каждого в семье ясно не определено – ребенок спит вместе с одним из родителей, в то время как другой отправлен спать на диван; он принимает участие во всех разговорах взрослых, а иногда и командует ими. Наконец, может возникнуть путаница в ролях членов семьи разного пола: подросток делает свою мать (при полном ее одобрении) наперсницей, «советчицей», то есть соучастницей его любовных приключений; дочь отправляется покупать нижнее белье вместе с отцом, потому что так распорядилась мать, слишком занятая своими делами… Психотерапевты настаивают: такое явление, как инцест, существует среди нас не только в виде громких преступлений, о которых говорят в криминальной хронике. Каждый день в кабинетах психотерапевтов сотни мужчин и женщин рассказывают о том, как инцест однажды прервал естественный ход их жизни. Потому что он действует на жизнь человека так же, как лютый мороз на нашу кровь: он ее леденит, он ее останавливает. На психическом и физическом самоощущении ребенка инцест всегда оставляет глубокие раны.

В защиту детей

  • 8 800 20 00 122 – единый телефон доверия для детей, подростков и родителей работает в Рязанской, Воронежской, Калужской, Костромской, Волгоградской, Ленинградской, Мурманской, Ростовской, Оренбургской, Тюменской, Кемеровской, Амурской областях, в республиках Татарстан, Алтай, Бурятия, Башкортостан, Дагестан, Северная Осетия – Алания, Саха (Якутия), Алтайском и Ставропольском крае.
  • 8 (495) 624 6001 – круглосуточный детский телефон доверия.
  • 8 (495) 901 0201 – телефон доверия Независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры».
  • 8 (499) 265 0118 – московский психологический центр «Озон» для детей, подвергшихся жестокому обращению и насилию.
  • Ребенок подвергся опасности в интернете; вы столкнулись с фактами детской порнографии? Напишите об этом на сайт горячей линии www.friendlyrunet.ru или на сайт Центра безопасного интернета www.nedopusti.ru
  • Присоединиться к Движению в защиту детей можно на сайтах компании The Body Shop: www.thebodyshop.ru и www.thebodyshop.com/stop
  • Элеонора Качанова
  • PSYCHOLOGIES №60

Источник фотографий: KARINE DAISEY FOR PSYCHOLOGIES MAGAZINE FRANCE.


Он-лайн консультация: раннее сексуальное развитие (дедушка-педофил)

ВОПРОС К ПСИХОЛОГУ:

Клиент:

Здравствуйте, Дарья! Нечаянно наткнулась на ваш сайт, когда искала книгу про “созависимость”..немного полазила и наткнулась на рубрику “задать вопрос”.. У меня их конечно много, и состояние сейчас тяжелое, иначе бы не стала что то по психологии искать. Но наверное уже год назад я начала задумываться над тем, что со мной было в детстве, и , что возможно это как то повлияло на меня так, что отношения с мужчинами строятся очень сложно, и всегда они разрушающие, и эмоции разрушающие. И вот какой вопрос меня преследует. Лет в 11-14 (точно не помню) мой дедушка начал меня просвещать в сексуальном плане, тайно, не при всех, демонстрировал свои гениталии, показывал порножурналы, рассказывал о своей сексуальной жизни, о том, как в первый раз занялся с девочкой сексом, при этом не стеснялся в выражениях, называя все своими именами, используя ИМЕННО матерную речь. Более того , он несколько раз предлагал мне попробовать. Показал всю эротическую литературу, которая у них есть в доме (в последствии я тайком все читала и возбуждалась, доводя себя потом до оргазма).  В результате я с 12-13 лет я мечтала о сексе, но мне было стыдно за все, что я тайком делала и фантазировала. А сейчас я не могу нормально общаться с мужчинами без секса (то есть пока не пересплю , я считаю себя неинтересной). А после секса я чувствую себя развратной и отвратительной, мерзкой и грязной..И либо влюбляюсь в человека, но безответно, либо он мне становится неинтересен и противен. И так уже давно, лет 7….А мне 25 сейчас. А когда мне отказывают в сексе, я тоже очень сильно обижаюсь, и впадаю в депрессию. Я гиперсексуальна, неделя без секса для меня катастрофа. Как то так получается, что я от него страдаю , но и без него не могу. Очень жду ответа, заранее спасибо.

Могли ли разговоры с дедушкой как ты повлиять на мое психическое развитие?

ПРОШУ имя мое изменить.

Оля

ОТВЕТ ПСИХОЛОГА:

Здравствуйте, Оля!   Я понимаю, что история, которую вы поведали – очень интимная. Спасибо Вам за вашу смелость.  Любое посягательство на свободное развитие сексуальной сферы ребенка может быть истолковано как сексуальная агрессия или оскорбление.  Действия, которые совершал с вами дедушка, когда вы были ребенком, в психологии именуются как сексуальное насилие над детьми, и они действительно (как и все психотравмы) могли повлиять на ваше психическое развитие.  Никто не должен вмешиваться, тем более грубо, в становление мужчины или женщины. Каждый на этом пути приобретает свой собственный опыт. И нельзя мешать. Вторжение в деликатную область сексуального развития, сопровождающееся болезненными переживаниями ребенка, и есть сексуальное оскорбление. ”Сексуальное просвещение” ребенка, нагота взрослого могут преждевременно стимулировать сексуальный интерес ребенка и привести к развитию детской невротической гиперсексуальности.

Вы, наверное, знаете, что в уголовном кодексе есть статьи о сексуальном развращении малолетних.

Действия дедушки, которые вы описали в своем письме, попадают под определение статьи 135 УК РФ.

Они рассматриваются как посягательство на половую неприкосновенность и нормальное психосексуальное развитие несовершеннолетнего. Предполагается, что до определённого момента ребёнок не может, в силу недостаточного социального опыта, осознанно и ответственно оценивать действия, связанные с сексуальной сферой. Вследствие этого согласие ребёнка на совершение сексуальных действий со взрослым психологически недостоверно и не имеет юридической силы. То есть, понимаете, даже если вы не сопротивлялись и вам даже было интересно то, что показывал вам дедушка, он не имел право так поступать. Он воспользовался вашим детским интересом, невинностью, беззащитностью.

Считается, что раннее вовлечение в сексуальные действия может стать причиной появления у ребёнка искажённых представлений о сексуальности, то есть нанести ему объективный вред.

Вовлечение малолетнего (малолетней) в совершение действий сексуального характера без применения физического или психического насилия – растление. Под растлением обычно понимаются совершаемые взрослым целенаправленные действия, вызывающие у ребёнка несвоевременный повышенный интерес к сексуальности, сексуальные фантазии, ощущения, желания, а также совершение с ребёнком сексуальных действий (в том числе полового акта в той или иной форме) без применения насилия, с использованием любопытства и неопытности ребёнка.

  •  Статья 135 УК РФ («развратные действия») определяет в качестве преступных действия, направленные на возбуждение сексуального интереса, сексуальных чувств у лица, заведомо не достигшего 16-летнего возраста, лицом, достигшим 18-летнего возраста, без совершения с ним полового акта в любой форме и без применения насилия. В качестве развратных могут быть квалифицированы действия, связанные с обнажением и манипуляциями с половыми органами, как потерпевшего, так и обвиняемого, совершение полового акта с третьим лицом в присутствии потерпевшего, позы и прикосновения сексуального характера, демонстрация фото- аудио- или видеоматериалов сексуального содержания, беседы на сексуальные темы, предоставление литературы сексуального содержания.

Мне кажется, вы сделали важный шаг для осознания себя и своего прошлого, для установления взаимосвязей.

Ваш прошлый опыт повлиял на развитие вашей сексуальной жизни и отношение к сексу. Вы пишите про то, что после секса чувствуете себя развратной и отвратительной, мерзкой и грязной. А как вы себя чувствовали тогда, когда были ребенком, когда дедушка вас “просвещал в сексуальном плане”? Как эти чувства связаны с тем, что вы испытываете сейчас?  Вы пишите, что он это делал тайно, что впоследствии вы испытывали стыд за свои фантазии.

Оля, я вас приглашаю ко мне на консультации.

Работа с травмами детства (и с травмами насилия) очень сильно меняют  нашу жизнь в настоящем.

Вам я бы рекомендовала работать с травмой сексуального насилия, о которой вы описали в письме, с чувствами (после секса я чувствую себя развратной и отвратительной, мерзкой и грязной), с самооценкой (пока не пересплю , я считаю себя неинтересной)

Ваше имя, я, конечно же, изменю.

Я веду терапевтическую группу по работе с насилием. Может быть, вы решитесь стать ее участником.

И в заключении мне хочется вам сказать, что вы ни в чем не виноваты, и дедушка не имел права так поступать с вами, и пользоваться вашей доверчивостью.

Это он виноват.

А вы не в чем не виноваты.

Вы большая молодец.

Всего вам наилучшего!