Архив метки: одиночество

Философы поневоле. О времени

Помню себя в 9 лет, стоящую вечером посреди своего огорода, и смотрящую в небо, на звёзды. Меня тогда очень взволновала такая тема: я умру, и вот как это — меня совсем не будет. Как это, я не буду ничего чувствовать, не буду дышать, думать тоже не буду. Как-то не укладывалась у меня эта мысль, уход в бесконечность, растворение в этом мире, отсутствие меня.

Наверное, каждый человек задаёт себе такие вопросы. Вопросы, связанные с темами жизни и смерти, смысла и бессмысленности, одиночества, силы и власти, воли, любви и дружбы, уникальности, времени и пространства и т.д.

В экзистенциальной психотерапии эти категории называются экзистенциалами» (этот термин введен М. Хайдеггером в работе «Бытие и время»). 

философы поневоле

Некоторые люди особенно чувствительны к определённым экзистенциалам.

Например, одни мучаются с отсутствием смыла жизни, не могут выбрать его для себя, не могут понять его, заблудились, потерялись, всё им кажется бессмысленным. Других мучают страхи, связанные с одиночеством. Третьи боятся смерти и этот страх может приобретать достаточно замысловатые формы, по которым порой сразу не понять, что именно за ними стоит.  Четвертые не могут всё никак договориться со временем, все не успевают, да опаздывают, не берут его в расчет.

Людей, которых тревожат и даже мучают эти темы, эти вопросы, Ирина Глухова, уважаемый мною ученый называет «философами поневоле».

Так мы вынуждены всю жизнь искать ответы на вопросы, которые перед нами ставит жизнь (это я почти что процитировала другого уважаемого мной человека Альфреда Лэнгле).

_______________________________________________

В книге «Введение в философию; Новые паралипомены; Об интересном» собраны статьи Артура Шопенгауэра, в одной из которой он рассуждает о людях, философски настроенных и о феномене времени, о своём понимании времени, и этим фрагментом я хочу закончить свою заметку:

«Чтобы решить, насколько одарен философски тот или другой человек, я должен был бы знать, как представляет он себе прошлое, настоящее и будущее — как совершенно различные вещи или же одно почти как другое;

погружается ли его сознание настолько глубоко в этот поток времени, что само движется вместе с ним, или же он видит поток времени бегущим мимо себя и с изумлением наблюдает его, как нечто чуждое.

Для того чтобы уловить эту загадочность и непостижимость времени — что особенно побуждает к философии, — необходима живая фантазия, по особой причине: именно лишь одаренный ею человек может воспроизвести сцену из своей жизни, бывшую 10 лет назад, с такой живостью, как будто она происходит действительно в настоящий момент; это и возбуждает изумление перед формой нашего существования, временем, благодаря которому отдаленное прошлое, некогда столь реальное, стало ничем, как все прошлое, — и эта участь постигнет неизбежно и каждый данный момент, в котором мы сейчас находимся.

Если же эта ясность сознания и вытекающее отсюда изумление отсутствуют, то нет и философского дарования; излагать философию такому человеку — все равно что предлагать кушанья сытому. Тот, кому предлагают решение загадки, должен прежде всего иметь саму загадку: иначе решение будет для него пустым словом. Загадку же эту создает впечатление, производимое созерцаемым миром, благодаря той ясности, с которою он отражается в сознании. Все абстрактное, выражаемое словами, получает свое значение лишь в силу своего отношения к созерцаемому. Поэтому, если нет этой ясности сознания, всякое философствование будет совершенно тщетным и породит разве лишь болтуна, а не философа…»

От себя здесь добавлю, что психотерапия помогает не просто осознавать свои чувства, своё отношение к происходящему, к созерцаемому, но также наводит ясность в сознании. И, конечно, помогает притронуться к «вечным» темам, к экзистенциалам, и работать с ними, повышая качество проживаемой жизни.

ГОРДЫНЯ. НЕЛЬЗЯ БЫТЬ СЛАБЫМ

ГОРДЫНЯ
НЕЛЬЗЯ БЫТЬ СЛАБЫМ

Гордыня — это очень коварное чувство,
Под предлогом защиты нас от унижения, она лишает нас многих радостей жизни…

Она создаёт множество неразумным склеек. Вот что она шепчет (я учусь узнавать голос гордыни в себе):

«Если я признаюсь в своих чувствах — я унижен»
«Если я покажу свою слабость — я унижен
«Если я люблю, а меня не любят — это унижение»
«Если я куплю себе дешёвый автомобиль — я не буду этому радоваться, а буду стыдиться, ведь у друзей машины более высокого класса. А лучше вообще автомобиль не покупать, чем дешёвый! Не нужен!»
«Попросить помощи у кого-то: ни в коем случае! Нельзя ни в чем нуждаться!!!»
«Признаться, что я чего-то не знаю, что я что-то не читала (известное!), нельзя! Лучше соврать и сказать, что конечно знаю, конечно, читала!»
«Нельзя признаваться в том, что я что-то не смог, что я сомневаюсь в своих силах, запрашивать поддержку. Опять — меня увидят слабым, это недопустимо! Опасно! Унижение!»

Гордыня стоит рядом с ядовитым стыдом и страхом разоблачения.
Поэтому маску нужно одеть потяжелее да постатуснее и защититься лучше всего властью и положением:

«Что ты себе позволяешь, смертный!»
«Как ты мог усомниться в моей божественной чистоте?»
«Казнить»
«Да кто ты такой, я с тобой разговаривать не буду!»

Гордыня мешает настоящей близости, больно бъет по щекам «провинившегося»:
«Я тебя не прощу за это»
«После этого ты мне не друг»
«Я теперь тебе никогда не смогу доверять»
«Я не буду ни о чем просить. Во-первых, если откажут, это будет унижение.
Во-вторых, если помогут, то я потом должен испытывать чувство благодарности, а это про близость с другим человеком, мне страшно, бежать-бежать-бежать»

Гордыня не признаёт победы и таланты других людей, не хвалит, не видит сильные стороны других людей и их достоинства. Старается не увидеть, обесценивает.

Ведь опять внутри сидит ядовитая склейка:
«Если он красив, то что? Я менее красив? Нет, такого быть не может!»
«Если другой написал так красиво, так складно… Нет! Уничтожить и забыть! Это мне напоминает про мои несовершенства в писательстве»

Гордыня — это воспаленное чувство собственной значимости, собственного достоинства. Значит, в опыте есть нарушение этих границ, унижение, насилие (психологическое, физическое)

Гордыня лечится нежностью и принятием.

Гордыня, ядовитый стыд пропитывает нарциссически устроенных личностей. С этим жить непросто. Я рекомендую статью Ирины Млодик на эту тему чтобы лучше понимать себя или близких, страдающих гордыней, нарциссизмом. Но лучше — в себе это замечать и рассматривать. Это безумно интересно и одно осознание этого в своей жизни меняет её.

Я ещё подробнее напишу статью об этом, а пока наблюдаю за собой — в каких ситуациях и как она выстреливает. А выскакивает она порой в неожиданных местах так, что сразу не понятно, что это она, гордыня фоном отравляет и мешает жить и радоваться, мешает полноценному контакту, отделяет от мира и своих побед.

И прошу вашей помощи, друзья и читатели моей странички:

— а что вам шепчет голос вашей гордыни?
— в чем мешает вам гордыня?
— чего вас лишает?

________________________________
ИЗ ОБСУЖДЕНИЙ:

 

1) Александра пишет:
— мой диалог с мамой. Мама: — мне не дали зарплату!
Я: так пойди скажи, напомни, начальник просто заработался, забыл… Возьми напомни!
Мама: да почему я должна кому-то что-то напоминать??!!»
Я: ну тогда сиди без денег»
В итоге мама обижена на начальство и чуть ли не на весь мир.
Это тоже гордыня?

Мой ответ:
— Александра, даа)))
Склейка «если я попрошу своё — я унижусь»
Хотя просить своё, требовать, напоминать — это наше право и неправ тот, кто не даёт зарплату в срок. Мою зарплату! Он нарушает договорённость, я злюсь и сейчас я пойду и предъявлю ему своё недовольство. Потребую объяснений и новых договоренностей о том, когда конкретно будет МОЯ зарплата, в какой день и время.

Спасибо тебе за ещё одну нездоровую склейку,
Она разоблачена)

2) Юлия пишет:
— Раньше не думала, что гордыня = нарциссизм
спасибо за описание! как всегда познавательно

Мой ответ:
— Юлия, я сама не думала, что они как-то связаны,
А как начала исследовать одно, а потом другое — очень связаны. Скорее, гордыня ( равно нет опоры на себя, зависть, обесценивание других, ненависть к другим ) — как защитная реакция при нарциссизме

3) Виктория пишет:
— Дарья, добрый вечер! Интересны Ваши мысли на тему «гордыня и чувство превосходства»?.. какую Вы видите связь между ними (если есть)? Оба как защита? Или сформировавшаяся позиция, которая просто в какой-то жизненный период показалась максимально пригодной для того, чтобы держаться и выживать? Или что-то ещё?

Мой ответ:
— Виктория, добрый вечер! Спасибо за ваши вопросы. Попробую порассуждать.
Гордыня — как нападение, защищает от «унижения».
Чувство превосходства — как один из признаков гордыни.
И то, и другое — защищают от боли, от уязвимости.
Чувство превосходства — один из признаков нарциссизма, соответственно со всеми остальными чертами этой структуры личности. Статью на эту тему я прикрепила.

А для работы с этим чувством — нужно искать:
1) узнать получше эту субличность, имеющую «чувство превосходства». Что она и почему критикует? По отношению к кому она занимает эту позицию превосходства? Какими словами критикует?
2) исследовать, кто её критиковал такими же словами раньше, перед тем, как она одела на себя » маску превосходства » , кто обесценивал, стыдил, сравнивал с кем-то.
Для кого она держит эту «маску» «идеального человека»
3) работа с чувствами к обидчику , критику.
По большей части, получается, что это работа с насилием.

4) Анна пишет:
— Мне гордыня мешает свободно идти на контакт, т.е. выражается в принципах например : больше не скажу о своих чувствах, потому что отвергнут…

Мой ответ:
— Анна, спасибо! Принципы, да! А какие ещё могут быть принципы, что приходит на память — про свои принципы или принципы других людей?

_____________________________________
и еще две цитаты уважаемых мной авторов:

*** Мы всегда обладаем только частью знания, хотя можем искренне полагать, что понимаем себя целиком и полностью. По сути, нет большего безрассудства, чем такое проявление гордыни.

«Грёзы об Эдеме. В поисках доброго волшебника» Д.Холлис

*** Мы должны изучить, какие черты или качества окружающих вызывают у нас отторжение или зависть, и признать наличие этих качеств у себя. Так мы сможем перестать завидовать другим и злиться на них за то, чего не сделали сами.

Д. Холлис